Горы и пещеры.

Semich

Старейшина
Что ни друг, то старый... Бяда... Старый друг, Олег Добров на ютьюбе держит вот этот старый фильм. Наивно и смешно во многих моментах, но зимние съёмки в пещере - историческая ценность.
 

Semich

Старейшина
Помните, в ветке "Не для печати" я рассказывал о излечении сулемой рака?https://politclub.com/threads/ne-dlja-pechati.304/post-415067
Только что получил печальную весть - он умер. От рака. Друзья дали ссылку на фильм о нём. Как жаль, что я ни разу с не встретился.
 

Semich

Старейшина
Предлагаю познакомиться - Сергей Баякин. Альпинист, пещерник, бард, банкир, зэка, столбист-избушачник - лидер избы Голубка, ктн, доцент, зам. директора КНЦ....
Это было недавно, это было в 1975 году. 5-го декабря ударил крепкий мороз - под тридцать. Я пришел к Торгашинке один. Договаривались с Захаром, что он приведёт еще кого-то и сложится группа. К двадцати двум часам мне уже надоело ждать и коптиться у жидкого костерка - сухих дров около пещеры уже давно было не найти, а буровиться за хворостом по глубокому снегу было совсем глупо. Уже собрался уходить, как услышал голоса и скрип снега под ногами. Под триконями. Пришла чужая группа. "Ух ты! Пингвин! Захар? Захар - раздолбай!!! Не жди, пошли с нами!" Я не скрывал, что это был мой лишь второй выход в Торгашинку. Группа Баякина, легенда - скалолазы, альпинисты десантники. Да и просто отчаянная компания. Они отнеслись ко мне, как к ровне, но со вполне естественным юмором к моему костерку и перспективе замёрзнуть, к моим очкам, некстати запотевающим. Да, тогда я еще не изжил "подростковую близорукость, -1.5 диоптрия. Я их смешил облизыванием стёкол, как Кастере. Отчаянные парни, сбрасывали часть веревки слабиной-соплёй в колодец на несколько метров и прыгали в отвес, пролетая под десять метров и лишь потом тормозя "коромыслом". просто коромыслом, никакой страховки и самостраховки. Трое мужиков, я - Пингвин, и две тётки. Тётки, это глубоко историческое красноярское название женщин альпинисток, скалолазок, избушачниц и прочих бродячих привязанностей. В спелеологии тоже были тётки, и это звучало гордо! Помню только, что у одной из тёток было прозвище - Варежка. Здравствующая и поныне матёрая альпинистка.Слишком часто потом поминали её в том выходе и после. Первые два отвеса по тридцать метров такой ухарской техникой не просто спустились - просвистели. Даже при том, что я с тётками - вполне аккуратненько, но без страховки. Грот Жуткий треугольник. Потолок - основание почти правильного тетраэдра. Видно, что два угла упираются в стены, а третий - висит, четвертый не видно. На чем всё это держится??? Грань - метров восемь. Жуткий треугольник... Я слушал свою новую компанию и наслаждался - Столбы, Голубка и альпинизм потоком лились в мою пустую душу. Незаметно проскользнули Трамвайчики, так же лихо скатились в Большой грот. Горячий чай на примусе и ужин в вертикальном лабиринте Большого, по-над озерцом с капелью и чистой водой. Потом был самый восторг! Но надо упомянуть, что эта компания нимало не утруждаясь притащила туда вполне приличную гитару. Какой восторг, голос Баякина на полке Большого грота, посредине между дном и потолком! "Вновь, вновь, золото манит нас..." Из "Золота Маккены". И не только. Но именно "Золото" звучало в гроте напрочь убойно. Уж без малого сорок четыре года прошло, а как вспомню, так вздрогну. Захар припёрся-таки в ту ночь в Торгашинку, с какой-то "левой" группой. Как сейчас помню его смущенный и завистливый взгляд. Но его группа принесла и навесила в Большой тросовую лестницу, и мне, и всей компании Баякина не пришлось подниматься из Большого на пруссиках и абалазах. Кто знает, что это такое, тот вспотеет только от воображения, как на этом подниматься двадцать метров по мокрому капрону. Поднимались по лестнице - ширина в размер башмака и три ступеньки на метр. Тросик - три и шесть десятых. Миллиметра. Поднимались по лестнице с комфортом, но без страховки - не принято! Опять Трамвайчики, опять Жуткий. Вот тут надо подробнее описать грот Жуткий треугольник. В нём есть две важные вещи, снежная катушка с уклоном градусов тридцать и высотой метров семь, да камин. Одна стенка камина - монолит, другая - грань жуткого, но непоколебимого тетраэдра. Метрах в десяти над дном грота - этакое дупло, соединяющееся с камином, но в весьма неудобной части, где распор (каминной техники лазания) не выпрямленная нога - снина, не колено - спина, а нечто промежуточное. Я тогда этого не знал. Компания не искала лёгких путей, по чистой стенке и без страховки ломанулись лазанием в это дупло. Ушел кто-то из мужиков, следом - Варежка. Нас внизу - трое. Потом - снова четверо. Варежка в камине сорвалась. Варежка с тихим шорохом вылетела из дупла, проглиссировала с вихрем по снежной катушке и смачно впечаталась задом в камень у основания катушки. Одним прыжком мы вокруг неё, лихорадочно измышляя спасительное решение на все возможные случаи травм, благо подготовка даже у меня, зелёного, благодаря Кропфу... Лежит, не двигается... Тревога нарастает. Пошевелила рукой и... полезла заправлять волосики под шапочку. Как мы тут хохотали: "Баба и в Африке - баба!!!" Под это случай Баякин отменил подъём через дупло, полезли нормальным широким камином. Но... Но все тридцать метров без страховки. Лишь Варежке было какое-то отдельное внимание, не помню - или в связке вели, или просто с "моральной поддержкой". Всё бы гладко, но меня завели в ту часть камина, которая над дуплом. Намучился и более никогда туда не лазил. Все в триконях, а я - в вибрамах. А этим камином потом я лазил часто, и почти всегда без страховки. Приноровился, по удобному сечению уходил гораздо выше тесного и неудобного, а потом в тесноте легонько сползал, траверсируя, в щель Снежного грота. С компанией Баякина я тогда разошелся практически навсегда, слишком обширно тогда было наше пространство. Лишь случайные встречи: "Привет! - Привет! А-а-а! Пингвин!"
 
Последнее редактирование:

tarassov737

Водитель грузовика тов. майора
Semich, вчера, кстати, собирался выползти на Столбы, но был резко выдернут из Красноярска в Льеж. Не срослось. Позавчера утром звонил я, проконсультироваться.