Иностранная военная история

FireM

FireM

Иногда модератор
Мишин вопрос был риторический, конечно.
Он был скорее наводящий. :)
Из ответов на него следует, что императорскую Японию победили не либеральные США, которые как выяснилось не сильно то либеральные были, а коалиция стран, включая насквозь тоталитарный СССР. ;)
 
Hayam

Hayam

Злобный доктор
В мире остался только один DC-3 в коммерческой эксплуатации
31965

Ладно, не DC-3, он был С-47, но я не зануда.
Буффало Джо МакБрайан возит на нем пассажиров через Большое Невольничье озеро из Йеллоунайф в Хэй-Ривер.
Так вот, этот борт участвовал в высадке в Нормандии. Тогда он был в составе 512 эскадрильи Королевских ВВС.
В первый день он сбрасывал десантников на вот это мероприятие.

Если бы у меня была куча лишних денег, я бы купил билет Москва - Хэй-Ривер, чтобы лично пожать руку Буффало Джо и посмотреть на его авиапарк.
И слетать в Йеллоунайф на "Дакоте"
 
Hayam

Hayam

Злобный доктор
Точно.
У Буффало C-GWZS, а на картинке C-FLFR.
Пусть гнев и презрение камрадов падут на мою голову
 
Техник

Техник

Не майор
Hayam, не сказать что ценник запредельный на перелёт до Эдмонтона, как ближайшего крупного города

03FFE58E-7251-43F6-BDAB-90C6907D0DAF.jpeg
 
Hayam

Hayam

Злобный доктор
Техник, Ха, до Эдмонтона. Потом еще до Йеллоунайфа надо.
Мня яндекс-авиабилеты самый дешевый без ночных пересадок за 118 тыщ нашел, туда-обратно.
 
Техник

Техник

Не майор
Hayam, на маме есть специалисты по бронированиям.
Но так да - на одно рыло на пару недель с учетом перелёта и остановок в транзитных канадских городах на пару дней тысяч 200 надо
 
Техник

Техник

Не майор
Я к тому, что если сегментами бронировать может и дешевле быть
 
amat

amat

Старейшина
Hayam,

31981


В октябре, имхо ещё дешевле, но поди уже зима будет.

А так, летишь туда, где дешевле всего, оттуда на машине. На 2-3 человек экономия будет от 1000$
 
Hayam

Hayam

Злобный доктор
Не знаю, в какую ветку

«...военные базы США сеяли страх. И все же, если смотреть на них с другой стороны, они обладали неким гламуром. Размещенный там персонал купался в деньгах и потребительских товарах. Таким образом, даже если базы вызывали протесты, они также провоцировали и другие чувства.

Возьмем Ливерпуль, портовый город на севере Англии. До войны это был унылый фабричный город, где не было развлечений, кроме мюзик-холла, характерного для большей части провинциальной Англии. А потом вдруг, в 1950-х, он загорелся, как рождественская елка. Внезапно, он стал выдавать музыкальных хитов в последующие десятилетия, нежели можно было бы предположить. Некоторые, как The Searchers или Gerry and the Pacemakers, со временем исчезли. Другие, как The Beatles, нет.

Одноклассник Джона Леннона подсчитал, что между 1958 и 1964 годами пятьсот групп играли в Мерсисайде, районе Ливерпуля. Почему? ” Должна быть какая-то причина, - писал продюсер “Битлз " Джордж Мартин, - почему именно Ливерпуль, из всех британских городов, в 1950-х годах заимел яркую подростковую культуру, сосредоточенную вокруг поп-музыки, в то время когда остальная Британия мягко дремала в объятиях сладкоголосых певцов-крунеров.- То, что Ливерпуль был портом несомненно помогло. Но для Мартина ответ был найден в другом месте: Ливерпуль был городом при базе. Он располагался в пятнадцати милях к западу от Бёртонвуда, крупнейшей базы ВВС США в Европе.

База Бёртонвуд была, необходимо подчеркнуть, огромной. Это были "Ворота в Европу", куда прилетали трансатлантические военные рейсы. Её 1636 зданий включали в себя крупнейший склад в Европе и единственную в Европе военную лабораторию калибровки электроники, которую техники использовали для настройки своих инструментов и прочих испытаний. Она имела бейсбольную команду, футбольную команду, радиостанцию и постоянный приток артистов из Соединенных Штатов (Боб Хоуп, Нэт Кинг Коул, Бинг Кросби).

Значение Бёртонвуд трудно переоценить. Во время войны были разбомблены целые кварталы Ливерпуля, особенно в районе Пенни-Лейн, и его экономика была по-прежнему в руинах. Тысячи американских военнослужащих, которые базировались все эти годы были по местным меркам миллионерами. Девочки-подростки буквально атаковали их на вокзале (The Daily Mirror, подозревая проституцию, посчитала такое поведение "дрянным, постыдным и шокирующим”).

Только по официальным контрактам Бёртонвуд ежедневно впрыскивал в местную экономику более 75 000 долларов. И это не считая денег, потраченных на развлечения. Особенно преуспевали местные музыканты. Они могли устраивать концерты на базе или ловить солдат, которые с карманами, набитыми долларами, наводняли ночные клубы Мерсисайда.

В глазах Джорджа Мартина это послужило толчком. Войска, вспоминал он, "привнесли свою культуру—и свои любимые записи - непосредственно в основное русло жизни Ливерпуля”. Мужчины раздавали нейлоновые чулки, шоколад, деньги и пластинки, как армия шумных ночных Санта-Клаусов. Эта база стала “абсолютным магнитом для любой женщины в возрасте от пятнадцати до тридцати”.

Молодые люди тоже попали в ее поле притяжения —Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и особенно Ринго Старр. Отчим Ринго работал на базе и постоянно баловал Ринго комиксами и пластинками из США. Мать Джона, Джулия, была известна как ”веселая девчонка". Эта профессия-определение (независимо от того, что она точно подразумевала) составила ей восхитительно большую и современную коллекцию пластинок, на которую Джон и Пол охотно совершали набеги. Джордж получил свои пластинки, стащив их из магазина Брайана Эпштейна, который, благодаря войскам, был переполнен новейшей музыкой из-за Атлантики (позже Эпштейн стал менеджером The Beatles).

В то время, когда британские культурные учреждения были зациклены на эпохе водевиля, а Би-би-си пыталась искоренить рок, ливерпульцы оказались в особом положении. У них были пластинки, особенно с афро-американскими исполнителями, к которым больше никто не имел доступа. И у них были сильные финансовые стимулы, чтобы освоить песни, доносящиеся из Соединенных Штатов.

Их музыкальная сцена взорвалась. Характерно, что ливерпульские группы были по существу кавер-группами. Они соперничали друг с другом не сочинением новых песен, а точным воспроизведением звучания, которое слышали на пластинках и по радио.

Самая первая композиция, записанная Джоном, Полом и Джорджем, была “That'll Be The Day”, номер Бадди Холли, исполненный с замечательной верностью оригиналу. Они не пытались «побить» Холли, просто хотели зарекомендовать себя как музыканты, играющие в его стиле. Был только один экземпляр этого демо-диска, который товарищи по группе передавали по рукам - сегодня это самая ценная запись в мире.

Таковыми бывали побочные эффекты американской системы военного базирования.”

Daniel Immerwahr. “How to Hide an Empire.”
 
Hayam

Hayam

Злобный доктор
32126

10 января 1964 г. бомбардировщик В-52Н бортовой 61-023 под управлением летчика-испытателя Чарли Фишера провел полет в условиях сильной турбулентности у Восточного испанского пика в штате Колорадо. Самолет нес на пилонах пару крылатых ракет «Хаунд дог». Целью испытаний была проверка возможности полета на малых высотах «пятьдесят второго», так как появление советского 75-го зенитно-ракетного комплекса сделало фактически невозможным прорыв на больших высотах, оптимальных для В-52. Боевая авиация тех лет во всю старалась «прижаться» к земле.

На скорости 640 км/ч и высоте 4400 м самолет, проходя мимо горного пика (высота 3900 м), попал в самый настоящий «переплет»: «...турбулентность от горного пика и боковой ветер... Сначала справа – до 14 м/с, потом сменился на левый – до 11 м/с, который резко возрос до 45 м/c...». В результате от самолета отлетел киль... Фишер в течение шести часов летел на самолете без киля до аэродрома в Арканзасе... Самолет потом отремонтировали, и он летал до 2008 года.
 
Zema

Zema

Странная неустановленная личность ОС ГРУ ГШ МСХ РФ
Жалко, что совсем не сдуло. 😕
 
Hayam

Hayam

Злобный доктор
(с) sevich

Баллада о Чарли Тэйле, хвостовом стрелке Flying fortress B-17G

Почти салажонок, ну что он успел?
Едва до набора дорос...
Р. Киплинг

Ass-end Charlie – Крайний, неудачник. Последний самолёт в ордере.
(авиац. жарг.)

Был мамин любимчик не очень высок –
пять футов два дюйма пацан.
ему сообщили: "В означенный срок
отправишься за океан."
Мамаша всплакнула: "Ах, Чарли, сынок!",
с отцом раздавили стакан,
так вышло, и Чарли в означенный срок
отправился за океан.

Кому козырная до старости прёт,
а кто-то сидит без виста,
ему показали: "Вот твой пулемёт,
отныне ты – Чарли-с-хвоста.
Ты крайний, ты в заднице, так что не спать,
зевнёшь – экипажу конец.
Кольт-браунинг спарка калибра ноль-пять
отныне – и мать и отец."

Армейская жизнь весела и проста,
штабных избежав синекур,
летает на "крепости" Чарли-с-хвоста
на Аугсбург, Гамбург и Рур.
Воюй, иль умри – жизнь понятная всем,
о большем не смей и мечтать.
Кольт-браунинг спарка двенадцать и семь
роднее и ближе, чем мать.

Был ростом пять футов два дюйма всего,
был бледен и тощ, как глиста,
а пайлот – герой, экипаж – о-го-го,
а он – только Чарли-с-хвоста.
Он крайний везде без особой вины,
он жрачку последним берёт,
и Дженни-радистка, что любит чины,
с ним в полночь гулять не пойдёт.

За вид непотребный начальство грозит
упечь раздолбая в тюрьму.
Но, если заходит с хвоста "Мессершмитт",
то первая пуля – ему.
Свинцовая каша – могилам на корм –
заварена круто, густа.
Её от души, без пайков и без норм
расхлёбывал Чарли-с-хвоста.

Над чёрной Европой в воздушном бою,
(в азарте совсем осмелел)
он первый нажмёт на гашетку свою
и маской уткнётся в прицел.
Там, в небе, в дюралевом сером гробу,
всё с чистого пишут листа,
и первым свою принимает судьбу
не кто-нибудь - Чарли-с-хвоста.

У Галланда сбитых поболее ста,
и парни все, как на подбор.
Но трусом не звался наш Чарли-с-хвоста
и вёл он такой разговор:
"Чья нынче удача, кому повезёт,
и кто из нас драться мастак –
посмотрим. Посмотрим, чья нынче возьмёт, " –
сказал себе Чарли-с-хвоста.

Неспешно армада заходит на цель,
подарочков – целый мешок.
По плексу свинцовая хлещет метель,
пора за работу, стрелок!
Давай, покажи им, влепи по крестам,
смотри, уж подкрался один.
Пора за работу, эй, Чарли-с-хвоста,
шарманку свою заводи!

Он в капле стеклянной к прицелу приник
(кольт-браунинг ближе, чем мать).
Люфтваффе на месте, и наци-ночник
пытается Чарли достать.
Кровянка на маске, в кабине пожар,
патроны почти на нуле,
но всё ж он увидел, как огненный шар
пошёл, завывая, к земле.

Обратно на Остров лететь веселей,
уж виден Английский канал,
и Чарли в разбитой кабине своей
тихонько под нос напевал:
"Не плачьте, девчонки, мамаша уймись,
вот мой вам последний совет.
Такая она наша лётная жизнь –
подохнешь, а ,может, и нет.

я с детства привык бить обидчика в лоб,
да так, чтоб он лёг и не встал.
И что тот ублюдок пристроился в гроб,
заслуга лишь Чарли-с-хвоста.
Пустяк, ну проделали парочку дыр,
а в общем и целом – о'кей.
Крути же бодрее штурвал, командир,
на землю бы нам поскорей."

Но в ангельском войске, видать, недобор,
и новый призыв у Христа.
Предсмертно хрипя в кислородный прибор,
отправился Чарли-с-хвоста
с небес в небеса. Путь известен и прям,
душа невесома, чиста.
Так с неба на небо в сияющий храм
отправился Чарли-с-хвоста.

Когда в неизбежный, решающий час
в суде вы займёте места.
Последнее слово замолвить за вас
просите у Чарли-с-хвоста.