Стырено из фейсбука (про жизнь).

XAPOH

XAPOH

Транспортные услуги, дорого...
Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы,
только вот это мы носим в себе, Юра,
видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.

28495
 
Tchernikoff

Tchernikoff

Модератор
Πиcaть иpoничныe oтвeты вмecтo тoгo, чтoбы cкaзaть чeлoвeку в лицo: «Πoшeл нaхep», - тepниcтый путь caмoкoнтpoля вocпитaнных людeй...

***
Масштаб вашей личности определяется величиной проблемы, которая способна вас вывести из себя.

***
Принимайте все, когда оно приходит к вам, наслаждайтесь всем, пока оно длится, отпускайте все, когда оно должно уйти.

***
Люди ищут удовольствий, бросаясь из стороны в сторону, только потому, что чувствуют пустоту своей жизни, но не чувствуют ещё пустоту той новой потехи, которая их притягивает.

***
А ведь это очень важно — прочувствовать и принять погоду друг друга. У всех она разная. Один живёт в вечной осени с равномерными и безучастными дождями, другой – в одухотворяющей весне, где после дождливого дня непременно наступает солнечный. Важно не заставлять ближнего быть тем, кем ты хочешь его видеть. Не упрекать. Всё равно он останется собой, вернётся в свою погоду, пусть и самую холодную на планете. Лучше с самого начала принять погоду любимого человека, её светлые качества, показать ему лучшие качества своей и создать один на двоих общий климат.
 
Я не боюсь летать на самолётах. Я боюсь явления диавола с армией приспешников, отлучения от церкви и всего прочего, что происходит со мной регулярно.
Я не боюсь летать на самолётах, но я боюсь содержимого самолёта. Третий раз подряд по внутренней связи объявляли: "Есть ли на борту врач?" Чувствуешь себя ничтожеством беспомощным. Соседка справа посмотрела так "а мог бы быть врач!" Бортовая проводница лично подошла удостовериться, а вдруг я всё же врач, просто притворяюсь спящим? Спросила: вы не врач? Снял очки. Всем стало понятно - нет, не врач.
К стыду за себя, когда переживаешь внутренне заново все ошибки и пороки, отвлекшие тебя от медицинского образования, примешивается обеспокоенность за того, кто в конце салона, может, отходит уже. И некому ему, задыхаясь в агонии, передать тайну зарытых сокровищ. А там мог бы быть я...рядом... исполненный профессионального внимания. Доктора и на земле-то не ахти с нами, а в воздухе сам бог велел.
Потом снова начинаешь жалеть помирающего. Лететь-то ещё часа три. И что эти три часа делать? Комедию не посмотришь, не посмеешься, а то снова подойдут спрашивать, а не врач ли? Военную драму - там всех поголовно перевязывают грязными кусками нательных рубах в пыли и месиве, а ты шепчешь ( промыть, промыть надо). А ты не врач! Зачем тогда про столбняк знаешь, про сепсис и бесполезность сулемы? Романтическую ленту смотреть тоже нельзя - и так на душе тошно, рыдать начинаешь раньше подруги героини.
И какое счастье, если на борту оказывается какой-нибудь доктор! Это красиво, это логично и, главное, снимает с тебя всякую ответственность как моральную, так и эстетическую.
А этот редкий момент в жизни! Такой момент надо ценить.

Пусть компании по авиаперевозкам перестанут кривляться с бутербродами и кипятком. Пусть уволят старых стюардесс, обеспечив им уход и условия, при которых они на земле смогут хлопать крышками багажных отделений и змеюче зыркать из-за занавесок. Пусть наймут на каждый рейс фельдшера со шприцем и горстью пилюль. Пусть по трансляции объявляют только : "Скажите, а на борту есть музыкант? Желательно, играющий на поперечной свирели..."
 
FireM

FireM

Иногда модератор
Пусть компании по авиаперевозкам перестанут кривляться с бутербродами и кипятком. Пусть уволят старых стюардесс, обеспечив им уход и условия, при которых они на земле смогут хлопать крышками багажных отделений и змеюче зыркать из-за занавесок. Пусть наймут на каждый рейс фельдшера со шприцем и горстью пилюль.
И пусть ты лично всё это оплатишь, ибо цены на авиабилеты и так приближаются к средним зарплатам. :wall:
 
Ночью вышел на улицу на пару минут подвести итоги года, а тут, перед домом номер 112, такой проезд, что двум машинам не разминуться, и у третьего подъезда стоит таксист, ждёт клиента.

а мужику на белой шевроле нужно во второй. и вот мужик сдаёт назад, таксист, ругаясь, выезжает, мужик проезжает ко второму подъезду.

таксист встаёт на своё место, но через две минуты шевроле начинает моргать фарами в спину, просит уступить.

вдоль окрестных хрущевок, умирая под дождем, шипят петарды.
— да ты что, блядь, долбоеб совсем, что ли, — кричит таксист в левое зеркало.
на самом деле, он сформулировал это грубее, но вдруг тут дети.
— да я человека просто высадил, — высовывается мужик из шевроле.
— у тебя, блядь, с той стороны тоже выезд есть, — таксист, чтобы исключить возможность компромисса, выходит из машины и закуривает. — сдай назад просто, дебил!
— да мне на минуточку, — кричит шевроле. — мне пару метров буквально, до дороги доехать, дальше я сам.
на словах «дальше я сам» у таксиста перехватывает дыхание, но, в конце концов, он просто молча пожимает плечами, мужик, помешкав ещё немного, сдаёт назад и выезжает.
таксист оглядывается на меня, но, кажется, я слишком похож на человека, у которого в гараже припрятан белый шевроле. таксист утыкается в телефон.
клиент не выходит, праздник, пока всех обнимешь, пока выпьешь на посошок.
— это же дом номер 118? — все же обращается ко мне таксист, докурив.
— нет, — говорю, — это стодвенадцатый.
— блядь, — говорит таксист, садится в машину и уезжает.
хорошо, что прошлый год закончился.
дальше я сам.
 
XAPOH

XAPOH

Транспортные услуги, дорого...
"Называть себя посредственностью так же вредно, как гением. И то и другое может расслаблять и ставить в позицию, в которой делать ничего не надо, все и так плохо, или и так хорошо. А вот слушать зов духа, толчки реальности, побуждающие сделать тот или иной шаг, ставить себе трудные задачи на много лет, не ожидая быстрого человеческого результата в виде похвалы и денег - это работа духа. Игнорировать его зов - это примерно как не садиться в трамвай судьбы. Может быть, будет другой трамвай, и даже третий. Люди пропускают свои трамваи то стремясь деньги зарабатывать, то угодить кому-то постороннему или соответствовать ожиданиям родителей и родственников, то желая быстрого результата без больших и долгих усилий. Жизнь пластична, какие-то задачи могут и подождать, какие-то возможности приходят потом снова. Лишь бы не возникла дурная привычка вообще не садиться в свой трамвай. Результатом может стать и полностью развинченная, и внешне устроенная, но пустая и бессмысленная жизнь. Притом, личный смысл определяется только самим человеком, его внутренним ощущением. И во дворце можно быть несчастным, в гуще дел и событий ощущать бессмысленность происходящего. При этом в бедной пустой комнате можно ощущать полнейшую нужность, если делаешь то, что на самом деле должен, чем сейчас наиболее правильно заниматься по самому высокому счету. Нет прямой зависимости между внешним благополучием и внутренним: кто идет по своей дороге, а кто нет - можно узнать только по блеску глаз, по неуловимому чувству правильности. А можно и не узнать, если чувствилка не развита. Тогда герои будут казаться дураками, великие художники, умершие в бедности - чудиками, не сумевшими устроиться в жизни, ученые и изобретатели - одержимыми, тратящими деньги и силы на абстрактные идеи вместо реальной выгоды. Все вопросы правильности-неправильности выбора довольно внутренние: каждый должен на них отвечать себе сам, заново и заново по мере роста. У человека может быть много задач, и он выбирает решать их в разном порядке. И даже попадание не в свою колею, жизненные ошибки и опоздания - тоже важный опыт, который можно обратить себе на пользу. И в будущем уже так запросто не отдавать свою судьбу кому и чему попало, а ценить ее и сражаться за нее. Сражение - это не какие-то агрессивные действия, а несгибаемый выбор вовремя и на нужных развилках. В том числе умение думать вперед, чтобы потом не расхлебывать результаты ошибок. По большому счету мешающие обстоятельства - это только проверка на прочность намерения. Как в детских сказках - герой проходит испытания на пути к своей мечте."

Ольга Арефьева
 
Когда мы куда-то уезжаем, то кота оставляем сестре жены. Традиция. Кот первые пару дней конечно стрессует, но потом успокаивается. А тут сестра жены взяла и сама завела котика. И с последнего новогоднего постоя наш кот вернулся крайне задумчивый. Раньше то он думал, что он такой в мире вообще один. Кот. И уж точно самый милый и красивый. А тут оказалось, что он такой и не один, и по милоте в лучшем случае на втором месте. Потому что таких котиков как у сестры раньше фотографировали на пакеты и продавали за дикие деньги. Они по популярности уступали только Пугачевой с Боярским. Мимимишность просто зашкаливает. В общем, наш в депрессии. Только спустя неделю отходить начал.
 
Horse

Horse

Старейшина
Не моё, просто как плотно вошли ЖЖ и всякие фейсбуки в нашу жизнь.

На днях выгуливали с женой собаку. Та гуляет, делает свои собачьи дела, вдруг как рванет вперед, чуть не вырвав из руки поводок. Её внимание привлек большой длинный подтёк на асфальте, оставшийся от прохождения какой-то собаки. Наша стала в диком возбуждении обнюхивать его от начала до конца.
  • О, - говорю жене, - собака нашла топовый пост, читает комменты.
  • Ты со своим ЖЖ совсем потек, - заметила жена.
Тут собака присела и сделала по-большому.
- Вот, срёт в комментах, - продолжаю я.
Прибрали за собакой, только пошли дальше, как услышали мощное рычание. Оглядываемся. Какой-то мужик выгуливает большую овчарку, а та бешено лает на нашу Майли.
Жена говорит: - По вашей терминологии, это автор вернулся в тему?
 
Tanita

Tanita

Старейшина
Мы нашу Мисеньку возили однажды к коту. Хозяева дотошно дознавали, какого цвета глаза у Мисеньки, какая стать. Про характер не удосужились спросить, а зря. Кошка, ни разу не видевшая кота, сразу поняла, что именно в её тельце является объектом вожделения- и заняла круговую оборону, прислонив этот самый объект к стене. Несколько часов кот описывал вокруг нашей кошки концентрические круги, пытаясь остаться недосягаемым для зубов и когтей беснующейся самочки. И любовался ею непрерывно, судя по тем видео, которые нам отправляли хозяева кота.
Потом Мисё сдалась- и, когда мы её приехали забирать, расстроенного кота пришлось запереть в другой комнате. Он был готов порвать нас на тряпки за то, что мы разлучали его с такой прекрасной игрушечкой:)
А Мисенька ехала домой вся такая постройневшая, даже, пардон, блядовитая. Взгляд расфокусированный, с поволокой.
В тот день она была уверена в собственной неотразимости:)
 
Техник

Техник

Не майор
https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2103353773112081&id=100003124368263
Утро. Хорошее утро. За окном уже светло. Звонок в дверь. Скромный такой звонок, короткий, «Дзинььь» и всё, как будто кто-то неуверенно нажал кнопку. Чертыхаюсь, отставляю чашку только что сваренного кофе, с сожалением кладу сигарету в пепельницу, утренние маленькие, вредные удовольствия прерваны. Видимо придется идти к какой-нибудь бабуле, что-нибудь лечить.


Делаю серьёзную морду. За дверью консьержка из соседнего подъезда, не старая ещё женщина со следами былой, но уже основательно спитой красоты. «Мне очень надо с Вами поговорить». Так. Будет денег просить. Прикидываю, сколько могу дать, понимаю, что безвозвратно.
Нет. Стоит, переминается с ноги на ногу. Странно. Приглашаю в кухню, наливаю кофе, «Нет, нет, спасибо, спасибо, не буду» Ну ладно, пусть себе стоит. И вдруг выпаливает: «Покатай моего Петьку на самолёте, пожалуйста, очень прошу». Петька это её сын, лет осмьнадцати, видел его довольно давно, добродушно пьяненьким, потому и запомнил. Смотрит как-то заискивающе, по собачьи, снизу вверх и не мигает, ждёт ответа. До меня наконец доходит - а Петька то болен. Еще летом расспрашивала меня про онкологические клиники, какая хорошая, сколько стоит и всё такое прочие. Да и не вижу я этого Петьку давно. «Он от компьютера не отходит, всё летает, летает, не оторвать, я ему даже руль купила, пусть налетается напоследок» - тараторит она. В голове что-то щелкнуло. Ладно, полетаем. Звоню на вышку. «Привет. Привет. Погода есть? Есть. Выпустишь? Выпущу.» Оборачиваюсь, «Парню восемнадцать есть? Нет. Тогда вместе полетим.» Звоню шефу. «Машина есть? Есть. Мне побольше нужна, сто семьдесят вторая. Дашь? Дам. Только топливо оплати. Какой разговор, оплачу. И долг за прошлые полеты оплати. Оплачу. Когда будешь? К обеду. (Шеф человек военный, его «к обеду» не устраивает.) Время? К четырнадцати часам. Пойдёт, всё свободно будет».
Так. Собирайтесь, через час выезжаем - командую я.
На термометре минус 9. Надо идти греть машину. Она здоровенная, греть долго.
Выползаю со стоянки. Стоят, ждут. Петька - высокий парнишка с по ципляче торчащей шеей из зеленого пуховика и здоровенным кадыком, который беспрестанно ходит вверх, вниз. Очень худой, кахексичный. Сухое, землисто-зелёного цвета лицо, огромные серые глаза. Завершает всё это большущая шапка ушанка армейского образца. Мда. Шапка добивает.
Потихонечку выкатываемся из города, пробок нет, навигатор указывает один час тринадцать минут пути.
Едем не спеша, в крайне правом ряду. Резина старая, гнать стрёмно. Ставлю Клаудермана, хорошая, интеллигентная музыка. Петька закрыл глаза, покачивается в такт движения машины. Тяжело ему. Мать сидит сзади, отрешённо смотрит в окно. Пейзаж известный – заснеженный лес, заправки, кафешки.
Приехали. Шлагбаум. Записываю их паспорта в гостевую книгу. Едем к вышке. На поле тишина, никого нет. Вообще тихо. У входа наш замечательный диспетчер, мается от безделья, покуривает.
Топаем к ангару. Николай Николаевич, это аэродромный механик, возится с мотором какого-то пипелаца. Без шапки, в сером комбинезоне, руки в чёрном масле. Самолетик наш уже выкатил на стоянку. Он ярко белого цвета, даже на фоне загородного снега выделяется.
Николаич косится на парочку, стоящую за мной, всё сразу понимает. Он такое видел, очень близко видел, у него недавно жена умерла от этой пакости, так что ничего ему объяснять не нужно. С тех пор и живёт при ангаре, домой не ездит и потихонечку по вечерам напивается. Механик он классный, закончил служить инженером авиационного полка.
Начинает играть. «Докладываю! Самолёт к осмотру и полету готов». Это я у него вроде как командир. «Почему правый пилот не по форме?» Оглядываюсь. Какой такой правый пилот?
Доходит. Пока репу чесал, Николаич несет свою старую летную кожанку и новый подшлемник.
Перебор. Нахрена в Цесне подшлемник? Идём на осмотр. Маманя помогла парню снять куртку и напялить кожанку и подшлемник. Картинка ещё та, но Петя себя со стороны на видит, а зеркал в ангаре нет. Обходим самолёт, снимаем заглушки, качаем элероны, делаем всё как положено, как прописано в инструкциях. Всё это время Валентина (так зовут маму) семенит рядом с сыном, поддерживая его. Николаич отвернулся и втихую засадил полстакана коньяка, который я ему только что подарил на Рождество. Ему тоже не легко.
Проводим внутренний осмотр. «Всё что не закреплено, закрепить!» Это я уже играю.
Заталкиваем Валентину на задний ряд. Помогаю залезть в кабину Петьке, он совсем невесомый.
Занимаю своё место. Надеваем гарнитуры. Выуживаю в дверце кабины ламинированный чек-лист, украдкой вытираю о джинсы, вручаю парню. А парень аж светится от счастья, первый раз вблизи видит самолет, в нем сидит, все можно потрогать, а тут ещё чек-лист.
«Читай! Громко, внятно». Читает, я ему репетую.
«Топливный кран в положение ОБА» – выговаривает Петя.
«Топливный кран в положении ОБА. Выполнено.» - вторю я.
«Мастер включить» - уже выкрикивает Петя.
«Мастер включён. Выполнено» – откликаюсь я.
«Напряжение в сети» – это Петя.
«Напряжение в сети на зеленом» – это я.
И так далее. Весь чек-лист Пётр прочитал, а я откликался. Даже взмок, я и забыл, что он такой длинный.
Поворачиваю ключ к запуску.
«Пётр, открой окно и выдай заключительную команду». Смотрит на меня вопросительно, ну «от винта». Петя открывает окно и кричит фальцетом долго растягивая звуки «ОТ ВИ-И-ИННТА-А-А», а в ответ раздаётся рёв Николаича «Есть от винта», ещё и честь отдал. Совсем перебор.
Доворачиваю ключ, движок чихнул и затарахтел.
Продолжаю играть. Уже по внутренней связи объясняю парню, где какой прибор, где должны быть стрелки, как выставить по давлению высотомер, что такое авиагоризонт, вариометр и прочие премудрости.
Хлопает глазами, улыбается неуверенно, оглядывается на маму, физиономия сияющая, восторженная. Наконец поверил, что полетим.
«Петя, нажми кнопку связи на штурвале, вот она под большим пальцем, запроси разрешение на руление»
Совершенно казённым голосом произносит: «Борт 67435, прошу разрешение на руление»
Сейчас думаю диспетчер пошлёт куда подальше, на поле ни души, на полосе ни души, в воздухе ни души, погода 9999, ан нет, отвечает строгим голосом «Борт 67435, руление разрешаю, следуйте на исполнительный». Хрень какая-то. Предполагаю, что Николай Николаевич уже сгонял на вышку и все объяснил.
Ладно, рулю в конец полосы. Петя рулит штурвалом, на симуляторе у него педалей нет, поэтому так и рулит. Эти самолетики управляются на земле педалями. Доехал до конца, развернулся встал. Приборы в порядке, температура в норме, высотомер по нулям. Толкаю Петю в бок. Проси взлёт.
Тем же казенным голосом «Борт 67435 прошу разрешения на взлёт», но в конце срывается на восторженный, щенячий взвизг. «Борт 67435 взлёт разрешаю, следуйте южным маршрутом, прохождение точек донесения доложите». Что-то наш диспетчер совсем охренел, чего несёт?
Закрылки в положение 10 град, полный газ, разбегаюсь. 35 узлов, 40, 45, скоро 50, по интеркому командую «Штурвал на себя», Петя тянет на себя что есть мочи, удерживаю в нужном положении, но мягко, однако - не симулятор. Отрываем переднее колесо, вот уже и летим, набираем высоту, скорость.
На физиономии у Петра вся гамма счастья. Летит, летит. Набрал высоту, без «коробочки» ухожу к Оке. Идем зигзагом, выполняя мелкие виражи, градусов на 15, не более. Небо чистое, ярко голубое, внизу укрытый снегом лес, поля, красота. Покачивая самолет даю возможность почувствовать полёт. Слегка потряхивает, ну так и должно быть. Оборачиваюсь на пассажирку. Бедная Валентина таращит глаза, зажала рот рукой, укачалась, но терпит. Эх, мыть мне кабину до полного блеска!
Разворачиваюсь, идем домой. Петя продолжает «пилотировать» самолёт, поэтому я на стрёме.
Вцепился в штурвал, весь подался вперёд, в общем слился с машиной. Лицо серьёзное, весь в управлении и в счастье. Обнаруживаю на его лице румянец. Про точку доклада забыл, я и не напоминаю. С четвёртого разворота вышел на глиссаду, и аккуратненько, мягко сел, пробег, заруливаю на стоянку. Закрылки в положение ноль. Выключаю двигатель. Щелкаю тумблерами, выключаю огни, электрику. Звенящая тишина, только мотор потрескивает, остывает.
Выбрался из кабины, как всегда, промахнувшись мимо подножки, подхожу к правой двери, открываю. Сидит наш парень вцепившись в штурвал, из закрытых глаз слёзы ручьём, и разбрызгивая слёзы, речитативом почти кричит: «Я не хочу умирать, не хочу умирать, не хочу …..»

Николай Николаевич всё-таки напился. Наверное, я тоже это сделаю.
 
блин, охренеть. сейчас в кино идет шьямалановский Glass (Стекло), и Шьямалан вроде как снял с себя проклятие и теперь снова успешный и востребованный режиссер.

Но удивительно, как он это сделал.

В какой-то момент ему тупо перестали давать деньги на его идеи. он приходил на встречи со студиями, там ему говорили, что он прекрасен, но идеи его никуда не годятся, ты вот лучше сними нам с сыном Уилла Смита кино, но чтоб нормально, а не как в прошлый раз.

Сняв кино с сыном Уилла Смита, Шьямалан еще немного помыкался, а потом просто взял в банке кредит на 5 млн долларов, под залог собственного поместья.
На эти деньги он снял the Visit, который собрал почти 100 млн долларов.
Из этих ста миллионов Шьямалан взял 9 млн долларов и снял Split.
Split собрал 280 млн долларов.
Из этих денег он взял 20 млн долларов и снял Glass.
Короче, что угодно можно сделать, если ты знаешь, что делаешь и веришь в себя.
И если у тебя есть поместье.
И если ты Шьямалан.
Но поместье все-таки тоже не помешает.

из меня никогда не получится коуч по мотивации.
 
Tchernikoff

Tchernikoff

Модератор
Помните — мы есть то, что слушаем, читаем и смотрим.

Человек есть не только то, что он пьет и кушает, но, в большей степени, он есть то, что он слушает, читает и смотрит. В информационный век Интернета человека формирует именно информационная составляющая, иное дело, в чьих руках она находится и каково ее стратегическое направление. Информационные манипуляции ныне превалируют в информационном пространстве давно став оружием массового поражения.
 
Tanita

Tanita

Старейшина
Tchernikoff, поэтому к политклумбе я лично предъявляю крайне высокие требования. Как к практически единственному информационному интернет-ресурсу, который удостоен моего ежедневного внимания:)