Высказывания политиков в отставке

Лёка

Лёка

Старейшина
Бывший президент Франции Николя Саркози заявил, что вступление в Евросоюз не является призванием Украины, и подчеркнул, что Крым нельзя упрекать за то, что он выбрал Россию.

07.02.2015, 17:56
«У нас с Россией общая цивилизация. Интересы американцев и русских — это не интересы Европы и России. Мы не хотим воскрешения новой холодной войны», — приводит РИА Новости слова Саркози.

Он также высказался по поводу ситуации на Украине: «Украина должна сохранять своё призвание быть мостом между Европой и Россией. Её призванием не является вступление в Евросоюз». Кроме того, бывший французский президент подчеркнул, что это «Крым выбрал Россию и мы не можем его за это упрекать».

Оригинал новости RT на русском:
http://russian.rt.com/article/72987
Ну молодец же, все правильно сказал...
 
Последнее редактирование:
tarassov737

tarassov737

Водитель грузовика тов. майора
Что же с ними происходит после отставки? Я полагаю, что смена диеты, отказ от каких-то таблеточек, быть может ..?
И снижается вероятность попасть под "friendly Fire" от своих и "дружеских" спецслужб...
 
С

Сибчикагец

Старейшина
Ещё один соловей с приставкой "экс"

В попытках урегулировать кризис на Украине Запад за последние два года совершил множество ошибок, заявил в воскресенье бывший премьер-министр страны Франсуа Фийон.

«США в последние годы совершили немало ошибок из-за отсутствия перспективного, исторического взгляда на происходящее. Они явно страдают слепотой и нехваткой здравого смысла, упрощенческим подходом к действительности, постоянно стремясь при этом решать все проблемы силой», – сказал Фийон в интервью France-5, передает ТАСС.

Он отметил, что согласно видению мира Вашингтоном, «есть Россия как нарушитель международного законодательства, и есть Украина, которая призывает сделать ее членом НАТО».

«США уверены при этом, что каждая страна обязана выбрать свой лагерь. А это ошибочно, потому что та же Украина – это страна, у которой существуют отношения и с Европой, и с Россией», – подчеркнул Фийон.

При этом он напомнил, что сами США сравнительно недавно осуществили военное вмешательство в Ирак, предоставили независимость Косово «в нарушение всех положений международного права».

«Американцы лишь совершали ошибку за ошибкой и сегодня просто дискредитировали себя», – сказал Фийон. Он подчеркнул, что «США стремятся развязать войну в Европе, которая завершится катастрофой, к которой Америка будет как бы не причастна, как уже не раз было в прошлом».

«Тотальная война, вызванная украинским конфликтом, абсолютно недопустима. И реально для нее нет никаких оснований», – отметил он.

По мнению политика, «Европа также совершила ряд ошибок». «Во-первых, она пообещала Украине, что та легко вступит в Евросоюз, но это было абсолютной неправдой, и страна так и не стала членом ЕС. Также Украине обещали и членство в НАТО», – указал Фийон.

Запад, по его словам, «пытается сегодня представить Россию как угрозу всему миру, при этом намеренно забывается, что Россия – большая и подлинно великая страна, не говоря уже о том, что она является ядерной державой». «Унижать Россию недопустимо», – подчеркнул Франсуа Фийон.

«На Западе существуют силы, которые намерены довести ситуацию до войны в Европе лишь потому, что не желают признавать, что ранее они совершили целый ряд ошибок», – отметил он.

Фийон также сообщил, что не только поддерживает «нынешние инициативы лидеров Франции и Германии, но и на протяжении многих месяцев указывал президенту Франции Франсуа Олланду на необходимость именно таких действий».

«Выйти из создавшейся ситуации можно лишь так, как и поступили Франсуа Олланд и Ангела Меркель, отправившись в Москву на переговоры с Владимиром Путиным», – подчеркнул он.

По мнению бывшего премьер-министра Франции, «следует обеспечить должный статус автономии русскоязычным районам Украины, чтобы они располагали собственной независимой администрацией и самостоятельно могли бы решать свою судьбу».

Фийон также считает, что одновременно следует отменить экономические санкции в отношении России, «так как они лишь заводят Запад в тупик». «Просто смехотворно пытаться воздействовать на Россию экономическими санкциями – это все-таки не Люксембург. Это больше походит на попытки запугать медведя уколами булавки», – сказал политик.
http://vz.ru/news/2015/2/9/728544.html
 
А

Андрей

Старейшина
В копилку, бывший президент Чехии:
«Те, кто провоцировал нынешнюю ситуацию, должны её разрешать. Боюсь, что к этому приложила руку Западная Европа и США, поддерживая все эти демонстрации, которые были на Украине», - заявил Клаус.
http://russian.rt.com/article/23790
 
С

Сибчикагец

Старейшина
Бывший руководитель военного комитета Североатлантического альянса, отставной немецкий генерал Харальд Куят в эфире немецкого телеканала ARD‏ заявил, что российская регулярная армия не участвует в боевых действиях на Востоке Украины.

В частности, на вопрос ведущего, действительно ли не существует военного решения конфликта на Украине, Куят ответил: «Если быть точным, то это для Запада не существует военного метода решения этого конфликта. Мы не можем эту войну выиграть. Если мы будем настолько глупы, чтобы ввязаться в эту войну, то ее проиграем, и это будет страшной катастрофой».

Для России, по его словам, ситуация совершенно иная. «Для России, само собой, существует военное решение этого конфликта. И об этом тоже нужно сказать, что Путин ведет себя очень сдержанно. Может, это и временно, я не знаю, и думаю, никто об этом не знает. Если бы Россия действительно хотела, то эта война бы закончилась через 48 часов», – заявил Куят.

Военный также заявил, что Путину нет необходимости наступать на украинскую столицу. «Нет, ему не нужно наступать на Киев. Он же сказал, что если захочет, то будет через две недели в Киеве, и это очень преувеличенно. Он был бы через пять или шесть дней в Киеве, а конфликт был бы прекращен через 48 часов в Киеве», – отметил он.
«Мы снова и снова слышим с разных сторон, что там российская регулярная армия применяется. И украинский президент повторяет это частенько. У меня нет такой информации, которая достоверно бы это доказывала. Я хочу обратить ваше внимание, что украинский генерал пару дней назад заявил, что мы не воюем с регулярной армией России», – заявил Куят.

В то же время ведущий напомнил Куяту о паспортах российских военных, которые показал Петр Порошенко.

«Это паспорта одиночных российских солдат, но не паспорта российских армейских соединений. Мы должны тщательно различать факты. Конечно, там участвуют российские солдаты, каким образом – не важно. Будь то отпуск или какие-то другие методы. Но если бы там участвовали регулярные российские войска, конфликт закончился бы через 48 часов. А то, что мы слышим, – это пропаганда с обеих сторон», – отметил он.

Харальд Куят с 2000 по 2002 год был генеральным инспектором бундесвера (высший военный начальник в ФРГ), с 2002 по 2005 год возглавлял военный комитет НАТО.
http://vz.ru/news/2015/2/10/728842.html
 
Dmitrij_76

Dmitrij_76

Старейшина
Что же с ними происходит после отставки? Я полагаю, что смена диеты, отказ от каких-то таблеточек, быть может ..?
Я полагаю, что после отставки (когда они уже ни на что на государственном уровне повлиять не могут) у них из заднего гнезда извлекают большой чёрный управляющий электрод и они обретают свободу пи... разговаривать как заблагорассудится. Только кроме сотрясения воздуха их запоздало-адекватные речи ничего не вызывают.
 
М

Миша

Старейшина
Саркози, не отставной политик. Он глава партии, безусловный кандидат на должность Президента на следующих выборах. И это по большому счёту предвыборные заявления. Он предлагает избирателям, альтернативный относительно Президента Оланада (и вероятно своего соперника на предстоящих выборах (вероятно, потому, что относительно Оланада, как кандидата на следующих президентских выборах, есть сомнения, в отличие от Саркози)).
 
А

Андрей

Старейшина
безусловный кандидат на должность Президента на следующих выборах
Беда в том, что в этой риторике, а она у него сильно "поправела" последнее время, он, таким образом, у Мари отнимет некоторые голоса ..
возможно, на это и расчет, надо же как-то национальный фронт "уконтрапупивать" ..
 
М

Миша

Старейшина
Он был агрессивный борец с незаконной миграцией. Став Президентом - пыл совершенно угас. Сейчас Мари его на этом поле уделывает вчистую.
Кстати он был во время предвыборной компании и активным борцом с беспределом "новых русских". Даже Прохоров, через это под раздачу попал. Правда когда Саркози стал Президентом, Прохорову вручили орден Почётного Легиона - в компенсацию понесённых неудобств.
 
Лёка

Лёка

Старейшина
Еще один прозревший политик, подписавший 25 лет назад акт о восстановлении независимости Литвы.


Много про ювенальную юстицию, слушайте, родители, очень интересно.
 
Geezer

Geezer

Старейшина
Генерал Ричард Даннатт (Richard Dannatt), возглавлявший Генштаб Вооруженных сил Великобритании с 2006 по 2009 год, назвал абсолютно бесполезными броневики Saxon, десятки которых Киев получил от Лондона для украинской армии. Мнение британского военного приводит The Telegraph.

По словам Даннатта, закупка этого вида военной техники со стороны украинского правительства — не что иное, как «аморальный поступок».
http://lenta.ru/news/2015/02/15/uselessarmvehicles/


Подробнее:

General Sir Richard Dannatt, former head of the British Army, criticises transfer of "useless" British armoured vehicles to Ukrainian forces

The former head of the British Army has condemned a decision to deliver dozens of redundant British military armoured vehicles to the Ukrainian government as “nothing short of immoral”.

General Sir Richard Dannatt, who served as Chief of the General Staff between 2006 and 2009, said the Saxon armoured vehicles, which the Ukranian military are planning to convert for use in their fight against Russian-backed separatist forces – are “quite useless”.

Ukranian sources said that 20 Saxons have been delivered to Ukraine, with another 55 expected to arrive soon.

Although the Ministry of Defence would not confirm the figures, it said the vehicles, which were transferred to the Ukrainians under a 2013 deal which predates the current conflict, were not equipped with lethal weapons.

It insisted the delivery did not represent an escalation of British involvement in Ukraine.

But Gen Sir Richard, who acted as David Cameron’s defence adviser between November 2009 and the general election in May 2010, said the vehicles should not have been transferred to the Ukranians in the first place, as they were not fit for purpose.

He told The Telegraph: “I took these out of service by the UK Army in 2005/6 as completely unsuitable for current operations, so I find it incredible that they are being sold/gifted to Ukraine. I am incensed by the thought we are supplying, even via a 3rd party, SAXON APCs to the hapless Ukrainians.

“They are quite useless, semi-armoured lorries that should be nowhere near anyone’s front line."
http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/ukraine/11412838/Sir-Richard-Dannatt-condemns-armoured-vehicle-transfer-to-Ukraine.html
 
А

Андрей

Старейшина
Бывший глава британской разведывательной службы Джон Соуэрс считает, что наращивать давление на Владимира Путина нецелесообразно. Он предупредил, что смена власти в Кремле ни к чему хорошему не приведет, сообщает издание The Guardian.

http://russian.rt.com/inotv/2015-02-17/Eks-glava-MI-6-posovetoval-Zapadu-nauchitsya
 
С

Сибчикагец

Старейшина
Пино Арлакки, бывший депутат Европарламента, бывший заместитель Генерального секретаря ООН.
Есть те, которые в припадке русофобии хотят любой ценой выставить Россию виновной в украинском кризисе. Однако европейцы не желают войны. Также и потому, что не воспринимают Владимира Путина в качестве врага.

Минские соглашения от 12 февраля 2015 года могут быть как кратковременной передышкой перед новым витком противостояния, так и началом пути к мирному урегулированию кризиса на Украине. Разворачивание событий по второму сценарию полностью зависит от того, как поведет себя наиболее уязвимая сторона конфликта — украинское правительство, возглавляемое Петром Порошенко. Те в Европе, кто не поддерживает идею США о поставках Украине оружия, убедили Порошенко уступить по двум пунктам переговорной повестки: вступление Украины в НАТО в ближайшей перспективе и предоставление автономии пророссийским областям Восточной Украины.

Украинский кризис начался ровно год назад, и уже сейчас очевидно, что Россия в этой игре одерживает победу по всем направлениям. Нацеленные против Путина санкции не сработали, украинская экономика на гране коллапса, киевские войска оказались неспособны одержать победу в вооруженном противостоянии, под контроль сепаратистов переходят все новые территории. Но главное — люди всего мира, включая и жителей стран ЕС, не поддерживают этой ничем не мотивированной попытки откатиться в международных отношениях к состоянию холодной войны.

Санкции, как это нередко случается, лишь укрепили позиции того, против кого они направлены. Санкционное давление не заставило Владимира Путина отступить — напротив, впервые рейтинг поддержки российского Президента внутри страны достиг исторического максимума в 85%. Россия не изолирована, поскольку остальной мир не считает ее угрозой для международной безопасности. Чтобы понять это, достаточно посмотреть, сколько стран вняли евроатлантическому призыву ввести против России собственные санкции: почти никто этого не сделал.

Несмотря на это, продолжают раздаваться призывы снабдить Украину современными видами вооружения. На этом настаивают натовский генералитет, «ястребы» Республиканской партии США, беспартийные сторонники милитаристской политики, Польша и страны Прибалтики. Они совершают серьезную ошибку. На каждый нанесенный ей удар Россия обязательно ответит, так как убеждена, что отстаивает свои стратегические интересы. В ее распоряжении мощная армия и огромные арсеналы ядерного оружия. Штаты же, которых от украинского фронта отделяет 8 тысяч километров, не чувствуют никакой прямой угрозы. Большая часть жителей США даже не имеют представления, в какой части света расположена Украина.

Никто не угрожает и европейцам. Поэтому, как показывают опросы общественного мнения, жители ЕС не слушают свои правительства и СМИ, захлестнутые русофобским угаром, Никто в Европе не хочет воевать с Россией по одной простой причине — люди просто не видят для этого повода. СССР с его коммунистической идеологией прекратил существование 26 лет назад. В этой связи Канцлер ФРГ Ангела Меркель напомнила Президенту США Бараку Обаме, что советская империя распалась бескровно. Российское руководство всегда стремилось дружить и сотрудничать с Европой и США. Россия стала частью международного сообщества, уважающей правила его общежития. После роспуска Организации Варшавского договора Москва не настаивала на ликвидации НАТО, которая при Билле Клинтоне подвинулась к самым российским границам.

До событий 2014 года на Украине граждане стран ЕС слышали применительно к России лишь слова «партнерство», «сотрудничество», «наращивание объемов взаимной торговли» и т.д. ЕС, Россия и США до недавнего времени плодотворно сотрудничали по наиболее острым вопросам международного досье: от борьбы с исламским терроризмом до Ближнего Востока, от мировой торговли до проблем разоружения.

Поэтому так сложно убедить людей в демократических государствах, пытающихся самостоятельно анализировать происходящее, что страна, которой несколько лет назад предлагали войти в НАТО (и даже стать в перспективе членом ЕС), в одночасье превратилась во врага. Сложно поверить, что ее возглавляет параноик и «разжигатель войны», которого сравнивают с Гитлером и Сталиным. Европейцев трудно в этом убедить, прежде всего, из-за отсутствия доказательств. Ведь вся информация, находящаяся в открытом доступе, свидетельствует об обратном. Постсоветская Россия никогда не вторгалась на чужие территории и не развязывала военные конфликты против других государств. В 2008 году она отразила нападение Грузии, а затем — соседнего государства, которое посягнуло на самобытность и законные права проживающих там миллионов русскоговорящих и воспитанных в традициях русской культуры жителей.

Если оставить мускулистую риторику и обратиться к сути Минских соглашений, главным остается вопрос: удастся ли Петру Порошенко заставить правых экстремистов, под диктовку которых до настоящего времени в этой стране писались законы, пойти на проведение конституционной реформы, предоставляющей широкую автономию восточным регионам страны. Подобные вопросы в Европе обычно решаются посредством диалога, децентрализации власти и референдума. Так было с итальянской областью Трентино Альто-Адидже, с Шотландией и даже с Косово.

Да, есть те, которые любым путем стремятся представить России в образе врага. У них это не выходит. Здравомыслящие люди не будут воевать с Россией, чтобы определить форму правления в регионе, который входил в ее состав со времен Екатерины II. В итоге, чьи интересы возобладают: европейских граждан, которые не считают Россию враждебной державой, или же продавцов страха и военно-промышленных кругов США?

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150303/226619811.html#ixzz3TNs3uDMx
 
Irreligious

Irreligious

Старейшина
Бывший глава британской разведывательной службы Джон Соуэрс считает, что наращивать давление на Владимира Путина нецелесообразно
Экс-президент Франции Валери Жискар д'Эстен: Возвращение Крыма в РФ — исторически справедливо
Пино Арлакки, бывший депутат Европарламента, бывший заместитель Генерального секретаря ООН.
Есть те, которые в припадке русофобии хотят любой ценой выставить Россию виновной в украинском кризисе. Однако европейцы не желают войны. Также и потому, что не воспринимают Владимира Путина в качестве врага.
И все они продались кровавому режиму
 
S

svv

Старейшина
Премьер-министр Англии Пальмерстон в 1836 году выступил с заявлением, где сказал:

«Захват „Виксена“ был прекрасным поводом для нападения. Тогда англичане могли бы нанести России сокрушительное поражение. Теперь же сделать это становится все труднее, поскольку ее мощь растет с каждым днем… Суть вопроса не в том, имеет ли Россия право владеть побережьем, а в том, выгодно ли это нам. Британские интересы превыше законов и справедливости, ибо они и есть законы и справедливость».
 
Техник

Техник

Не майор
Захват „Виксена“ был прекрасным поводом для нападения.
"Англичанка гадит". Очень похожая ситуация с настоящим.
Что такое "Виксен"
«Поставим на своем без драки…». Дело «Виксена» и большая игра на Кавказе

2013-11-21 18:54 История
Согласно положениям статьи 7 Адрианопольского договора 1829 года для русских торговых судов вводилась свобода судоходства по Проливам, особо оговаривалась и свобода торговли хлебом, турецкие власти взяли на себя обязательства не создавать более препятствий и ограничений для неё.

Та же статья давала гарантии свободного прохода через Босфор и Дарданеллы иностранных торговых судов, идущих в русские черноморские гавани. В итоге Чёрное море было фактически открыто для торгового судоходства неприбрежных государств. В связи с этим перед Россией встала важная задача — установление эффективного контроля над приобретённым по условиям Адрианопольского мира Черноморским побережьем Кавказа от Анапы до Поти. Оба порта ранее служили важными центрами работорговли для горцев и очагами влияния для Турции1.

КРЕЙСЕРСКАЯ БЛОКАДА

Ещё при Александре I 10 октября 1821 года2 были высочайше утверждены "Правила для торговых сношений с черкесами и абазинцами". Для морской торговли с горцами выделялся Керченский порт, для сухопутной – залив Бугаз у лимана Кубани. Торговля должна была вестись под контролем русских чиновников, путём обмена товара на товар, запрещался ввоз медной, серебряной, золотой монеты, ассигнаций (как русских, так иностранных), огнестрельного и холодного оружия, пороха и свинца. После открытия Чёрного моря для международной торговли обеспечить выполнение этих правил становилось всё труднее. Противостоявшим России горцам англичане и французы, самостоятельно или через турецких контрабандистов, поставляли оружие и боеприпасы, соль и хлеб. На расстоянии более 300 морских миль от Таманского полуострова до Батума существовало только три больших удобных гавани, предоставлявших возможность безопасной стоянки крупным кораблям: Суджук-Кале (Новороссийск), Геленджик и Сухум — все они находились в русских руках. Батум, который принадлежал ещё Турции, превращался в важный перевалочный пункт контрабанды. Сложные условия навигации, линия берега, изрезанная многочисленными мелкими бухтами, – всё это способствовало успеху перевозок небольшими парусными судами3.

Абхазия, за исключением крепости Сухум-Кале, ещё слабо контролировалась русскими властями. После окончания войны с Турцией 1828–1829 годов победитель османов Иван Фёдорович Паскевич решил приступить к быстрому подчинению горцев, в том числе и абхазцев. Перечислив причины (нападения на русских подданных, грабежи и даже попытки атаки Сухума), он делал вывод в плане, представленном Николаю I: "По сим причинам опасное соседство их потребовало наконец более прочного покорения"4. В октябре 1829 года план фельдмаршала был высочайше утверждён, экспедиция была назначена на июль 1830-го. Одновременно было принято решение приступить к системной блокаде Кавказского побережья. Начальник Морского штаба генерал-адъютант Александр Сергеевич Меншиков уже 30 апреля 1830 года отдал предписание адмиралу Алексею Самойловичу Грейгу (1775–1845) отправить корабли для крейсерской службы. 5 мая вице-канцлер Нессельроде известил об этом русского посланника в Турции для информирования султана – крейсерская блокада объяснялась перевозкой горцам на судах, приходящих из турецких портов, пороха, свинца и оружия5.

На рейде Сухума на брандвахтенный пост было поставлено два 20-пушечных брига – "Орфей" и "Пегас", 20-пушечный бриг "Меркурий" и 8-пушечный люгер "Широкий". Они немедленно приступили к крейсированию. 25 мая "Орфей" задержал у берегов Абхазии британское торговое судно "Адольфо", на борту которого было найдено 6 бочек с порохом6. На следующий день "Меркурий" под угрозой применения оружия принудил покинуть бухту Суджук-Кале 6 турецких судов, прибывших туда без разрешения. Экспедиция в Абхазию летом была весьма удачной, русские войска остались в этой области и на следующий год. Контроль над абхазским побережьем стал гораздо более эффективным. В декабре 1830-го здесь же были задержаны и конфискованы 6 турецких судов с грузом железа, пороха, оружия и свинца.

21 ноября 1831 года вице-канцлер сообщил начальнику Главного Морского штаба, что считает необходимым введение самых строгих мер с началом новой навигации, начиная с 1 апреля 1832-го. Конфискации должны были подвергаться суда, причалившие к берегу в запрещённых для торговли районах. Исключение делалось только "в уважение бури", если суда вынуждены будут спасаться у берегов "для спасения себя". 4 марта 1832 года Николай I утвердил инструкцию для черноморских военных крейсеров: "Для сохранения Российских владений от внесения заразы и воспрепятствования подвоза военных припасов горским народам, военные крейсеры будут допускать черноморскому восточному берегу иностранные коммерческие суда только к двум пунктам – Анап и Редут-Кале, в коих есть карантин и таможни, к прочим же местам сего берега приближение оным запрещается"7.

Особой угрозы для русской торговли на Чёрном море эти ограничения не представляли. Её центром были порты Новороссии, а не побережье Кавказа. В 1832-м Одессу посетили 628 торговых судов разных стран, в то время как в Редут-Кале в том же году пришло 12 русских и 8 турецких торговых судов, a русскими военными кораблями было перехвачено 16 судов с контрабандой8. Для России даже полное исчезновение торговли в Анапе или Сухуме было бы почти незаметным.

Для осуществления эффективной блокады побережья Кавказа необходимо было усилить Черноморский флот. 26 мая 1835 года император утвердил его новые штаты. Флот должен был иметь 69 судов: три 120-пушечных, двенадцать 84-пушечных линейных кораблей; четыре 60-пушечных, три 44-пушечных фрегата; пять корветов; десять бригов; шесть шхун; четыре тендера; два военных парохода. Реализация этой программы фактически воссоздавала мощный русский флот на Чёрном море, но требовала значительных капиталовложений. Стоимость трёхдечного линкора равнялась 2,5 миллиона рублей, двухдечного — 1,9 миллиона, 60-пушечного фрегата — 1,4 миллиона9. Одним из инициаторов этой программы был вице-адмирал Михаил Петрович Лазарев, который с 1834 года неоднократно подавал рапорты о необходимости укрепления флота и Севастополя на случай, если британские корабли проникнут в Чёрное море10.

В январе 1836 года Меншиков, в ту пору уже морской министр, поставил перед командованием Черноморского флота вопрос о возможных действиях в случае появления враждебного флота на Чёрном море. В ответ Лазарев предложил разные варианты действий. В случае дружелюбного поведения Турции предполагался десант на Босфор, в противоположном варианте — действия по обстоятельствам, в зависимости от силы противника. В любом случае Михаил Петрович считал необходимым усиление Черноморского флота и укрепление его основной базы — Севастополя. Это были отнюдь не пустые опасения: после Ункяр-Искелесси постоянный состав английской средиземноморской эскадры был усилен до 15 кораблей, 6 из которых были линейными. В составе эскадры насчитывалось 5595 человек, на её вооружении — 772 орудия. 21 сентября 1836 года по высочайшему указу последовало выделение 6 миллионов рублей "на приведение Черноморского флота в комплект" из сумм, полученных по контрибуции от Турции. 2 миллиона из этих средств пошли на строительство в Севастополе нового адмиралтейства и возведение береговых укреплений, 4 миллиона — на кораблестроение11.

Эти меры были необходимы, так как британское правительство категорически отказывалось признавать право России на осуществление блокады над Черноморским побережьем Кавказа. Особого опасения русский Черноморский флот в Лондоне не вызывал. В 1829 году несколько английских морских офицеров посетили Николаев и Севастополь и пришли к выводу о низком качестве русского военного судостроения, а отсутствие в главной базе флота сухого дока исключало возможность проведения ремонта подводной части кораблей. В 1841-м эта поездка была повторена, и вновь с похожими результатами12. Сухие доки начали строить лишь в 1836 году, в 1840-м приступили к переоборудованию адмиралтейства, после чего с 1844 года стал возможен ремонт на берегу небольших вспомогательных судов. Строительство же сухих доков полностью завершили только в 1853-м13.

В 1835 году Николаю Николаевичу Муравьёву-Карскому было отдано распоряжение подготовить план десантной операции на Босфор. После своей миссии к султану и египетскому паше генерал заслуженно считался знатоком этого района. Операция должна была быть осуществлена силами V пехотного корпуса в следующих случаях: 1) захват англичанами Дарданелл, угрозы Константинополю и обращения султана за помощью к России на основании действующего союза; 2) согласие Турции на занятие англичанами Босфора; 3) союз Турции с Великобританией и вторжение объединённого англо-турецкого флота в Чёрное море14. В первом случае предполагалась высадка в районе Босфора 15-й пехотной дивизии, расквартированной в Крыму. В сентябре 1835-го, по подсчётам командования флота, для этого могли быть задействованы 10 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 корвета, 1 шлюп, 7 бригов, 1 шхуна, 1 бригантина, 12 транспортов — всего они могли перевезти в один рейс 15 620 человек15. Опыт такой перевозки войск имелся, и на основании его в Севастополе должны были быть созданы склады боеприпасов и трёхмесячный запас продовольствия на корпус и, кроме того, в помощь Черноморскому флоту наняты купеческие суда. Особых проблем при действиях не предвиделось. Во втором случае десант должен был высадиться как можно ближе к верховьям пролива и закрепиться там до подхода подкреплений, а в третьем случае ход событий зависел от обстановки на море. Русские войска должны были перейти к обороне своего побережья и начать подготовку к движению на Босфор по суше, через Болгарию16.

Эти планы так и остались на бумаге. Казалось, что русско-турецким отношениям ничто не угрожало. 15 марта 1836 года в Стамбуле была подписана конвенция, которая решала проблему долга по контрибуции. Оставшийся на 1836-й долг Турции в 3,75 миллиона червонцев, или 168 миллионов пиастров, был сокращён до 80 миллионов пиастров при условии выплаты в течение 5 месяцев. 30 августа, после уплаты долга, русский гарнизон покинул Силистрию на Дунае, передав туркам крепость вместе с её артиллерией и складами. На этом благополучном фоне и возник серьёзнейший кризис.

КОНТРАБАНДА ПО УРКВАРТУ

Блокада Черноморского побережья Кавказа становилась всё более эффективной. По данным британского консула в Одессе, только в 1835 году количество уничтоженных или захваченных крейсерами судов контрабандистов колебалось в пределах между 40 и 5017. С 1836-го русское крейсерство в этом районе приняло постоянный характер, корабли направлялись туда и летом, и зимой. В мае бриг "Кастор" задержал у берегов Абхазии, недалеко от Геленджика, британскую шхуну "Лорд Чарльз Спенсер", что вызвало протесты Лондона. Это была явная проверка перед следующей, гораздо более серьёзной провокацией. Отправка нового контрабандиста была вскоре организована первым секретарём британского посольства в Константинополе Дэвидом Урквартом, назначенным на этот пост в начале 1835 года при полной поддержке посла лорда Джона Понсонби18. В 1834 году Уркварт опубликовал в Англии книгу под названием "Англия, Франция, Россия и Турция", в которой весьма громко и бездоказательно приписывал Петербургу коварные планы по захвату Константинополя, Турции и аннексии Персии. Более того, для России, по его мнению, эти захваты были всего лишь прелюдией к завоеванию Индии. Единственным препятствием на пути подобного рода инфернальных планов Уркварт считал "Черкессию"19.

Естественно, что для реализации собственных идей этот человек был готов на многое. Во всяком случае, в 1834 году Уркварт высадился на Черноморском побережье Кавказа у шапсугов и издал там прокламацию, призывающую черкесские народы к объединению в войне против России и отказу от торговли с русскими. Эмиссар обещал помощь извне, и его призывы не остались без ответа: шапсуги поклялись выполнить их20. Кроме британского посольства в Турции в организации провокации участвовала и польская эмиграция в лице сторонников князя Адама Чарторыского. К кавказским берегам направилась шхуна "Виксен". В случае удачи её плавания британские дипломаты получили бы доказательство того, что Россия де-факто не владеет берегами Черноморского побережья Кавказа, а в случае неудачи — право спровоцировать конфликт между Петербургом и Лондоном.

Владелец шхуны Джон Белл был проинструктирован двигаться именно в Суджук-Кале, где встреча с русскими крейсерами была практически неминуема; ему рекомендовалось ни в коем случае не избегать такой встречи. Более того, от Уркварта он получил заверение, что в случае задержки судна русскими кораблями России будет объявлена война. Понсонби убеждал Махмуда II, что ему будет оказана самая обширная помощь, "если он будет действовать как султан, а не как вассал царя"21.

12 ноября 1836 года эскадра русских кораблей заметила в море неизвестное двухмачтовое судно. Вдогонку был направлен военный бриг "Аякс". Его командир капитан-лейтенант Николай Павлович Вульф получил приказ задержать и привести в бухту Геленджика подозрительную шхуну, а "в случае малейшего с её стороны сопротивления употребить силу оружия". Из-за начавшегося шторма "Аякс" смог выйти в поиск только на следующий день, а 14 ноября бриг задержал "Виксен" в бухте Суджук-Кале22. Белл вёл себя исключительно вызывающе и поначалу отказался подчиняться русским властям на том основании, что он не признаёт русскую блокаду побережья. Только после угрозы применения оружия русским бригом он вынужден был поднять паруса и следовать за "Аяксом"23. Британская шхуна имела на борту груз соли — около 100 тонн, которая по существующим правилам торговли считалась военной контрабандой.

12–13 ноября шхуна стояла на рейде и, по свидетельству капитана захватившего её корабля, начала перевозку груза на берег горцам. По данным бежавшего из плена русского солдата, всего было переправлено 4 трёхфунтовых и 4 шестифунтовых орудия, 200 бочонков пороха по 4 пуда и значительное количество холодного и огнестрельного оружия. Эта информация получила косвенное подтверждение в ходе допроса команды и капитана "Виксена", в показаниях которых было немало подозрительных противоречий. В пользу предположения о контрабанде оружия свидетельствовала пустая часть кормового трюма шхуны и изменение её осадки, что указывало на недавнее пребывание значительного груза на борту. Русские подозрения были далеко не беспочвенными: даже английская пресса в декабре 1836-го подтвердила, что шхуна перевозила порох. "Виксен" был отконвоирован в Геленджик. Так как судно было захвачено стоящим на якоре во время разгрузки, то на основании положения 1832 года оно было объявлено русскими властями призом24.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СКАНДАЛ

Из Геленджика под конвоем "Аякса" и с русской командой на борту шхуна была направлена в Севастополь. Из-за шторма она вынуждена была зайти в Феодосию. Прибыв туда, Белл немедленно обратился к английскому консулу в Одессе с письмом, в котором излагался протест против задержания и просьба о покровительстве. Французский консул в Одессе 11 декабря докладывал о случившемся в Париж: "Вот факт, а вот вызванные им предположения: некоторые лица даже из высших кругов общества предполагают, что захваченное у берегов Черкесии судно было умышленно туда направлено лордом Понсонби, а следовательно, и английским правительством с целью решительно и остро поставить вопрос о блокаде и пересмотреть его. Верить этому даёт повод выбранное англичанином место побережья для выгрузки своих товаров, потому что как раз между Суджук-Кале и Геленджиком находились военные суда, ускользнуть от которых не было никакой возможности"25.

Французский дипломат явно не знал, что ещё 8 декабря газета "Morning Chronicle" опубликовала следующее сообщение, полученное от собственного корреспондента: "Шхуна "Виксен"... отплыла из Константинополя с инструкцией прорвать... блокаду, установленную Россией у берегов Черкессии... Груз судна состоит главным образом из пороха — статьи, запрещённой русским тарифом, но именно поэтому и тем более [этот факт] высоко оценивается с точки зрения решительного характера экспедиции, т. к. это даёт возможность испытать законность [установленной] блокады... Прошло лишь 2 года с тех пор, как мистер Давид Уркварт, в то время ещё пионер этого дела, стремившийся использовать все средства, которые бы могли способствовать его успеху, пренебрегая всеми трудностями и подвергая себя серьёзному риску, проник внутрь интересующей его страны. С тех пор он убеждён, что эффективное сопротивление России нужно оказывать именно здесь"26. Эта информация была отправлена журналистом этой газеты Джоном Огастасом Лонгвортом, арестованным вместе с экипажем шхуны на "Виксене"27. Уркварт добился цели — он спровоцировал конфликт.

Английская пресса писала о том, что на Кавказ брошены многочисленные корпуса русских войск, что их потери превышают 1 миллион человек и тому подобные бредни. Таким образом мобилизовывалось общественное мнение в поддержку создания государства "Черкессия". Чрезвычайный посланник в Турции Аполлинарий Петрович Бутенев (1787–1866) 19 декабря известил Порту: "Нелепость этих выдумок и затей — очевидна, и как только они будут обнаружены, их подвергнут осмеянию. Ни одно правительство, как бы оно ни было дурно расположено к России, не посмеет признаться в этом и покровительствовать подобным выходкам, понимая всю их бесплодность против могущественной России. Они, скорее всего, являются делом лиц, ослеплённых беспокойными страстями и больше всего абсолютным незнанием действительного положения дел. Авторитет России не будет поколеблен, ей нечего бояться. Можно будет пожалеть только тех безумных спекулянтов, которые предпримут посылку оружия, военного снаряжения и других контрабандных товаров на берега Абхазии и Черкесии. Они потеряют свои капиталы, их суда будут конфискованы со всей строгостью законов о контрабанде и о нарушении санитарных установлений"28.

Русский посол в Лондоне был предупреждён и о том, что "Виксен" будет конфискован вместе с грузом, и что все протесты встретят формальный отказ, и что "государь император не отступит ни пред какими последствиями". Кроме того, 16 января и 22 февраля 1837 года посольствам и миссиям во всех странах было предписано иметь в виду, что Россия не допустит, чтобы её территориальные права, основанные на трактатах, заключённых с Турцией, были бы обсуждаемы третьей державой, которая в них не участвовала. Такие же разъяснения были даны и лорду Дархэму — британскому послу в Петербурге29.

Как и было обещано, судно было конфисковано и передано в состав Черноморского флота, став 10-орудийной шхуной "Суджук-Кале". Небольшие проблемы возникли с Беллом и его командой. Первоначально планировалось переправить их на "Аяксе" в Одессу, но в январе 1837-го её рейд замёрз, и бригу пришлось вернуться в Севастополь. Английских моряков пришлось отправить в Одессу сухим путём, что несколько задержало их возвращение.

Из Одессы экипаж "Виксена" за казённый счёт был отослан в Константинополь. Вслед за этим, как и рассчитывали организаторы провокации, последовало резкое ухудшение русско-британских отношений. Пальмерстон категорически отказался принять русские объяснения и заявил императорскому послу в Англии графу Поццо ди Борго, что Россия не имеет прав на Кавказ. В британском парламенте консервативная оппозиция поставила вопрос о международном статусе Черкесии, решительно не признавая за Турцией права уступать территорию, никогда ей не принадлежавшую, России, а за Россией — право владеть ею. Действия русских властей рассматривались как произвол, достаточно грубый для оправдания любых ответных мер. В парламенте требовали сохранить мир путём угрозы войны и обеспечить свободу торговли в Чёрном море через присутствие британского военного флота30.

Николай I отреагировал на известия из Лондона словами: "Это война! Страшная война!" На донесении Поццо о разговоре с Пальмерстоном император сделал собственноручную надпись для Нессельроде, приказав ему довести до сведения лорда Дерхэма: "... я ни в чём не изменю моего образа действия; что останусь хладнокровным, что я буду защищать наши права во что бы то ни стало"31. Последовал приказ привести в состояние повышенной боевой готовности армию и флот, а Черноморскому флоту быть в готовности к перевозке армейского корпуса на Босфор в течение 24 часов после получения приказа32.

Между тем провокации у черноморских берегов продолжались. Бывший владелец "Виксена" Белл, очевидно, будучи истинным сторонником и мирной торговли, и военной контрабанды, в апреле 1837-го отправился в Трапезунд, где нанял турецкую фелюгу и купил груз пороха на сумму в 5 тысяч пиастров33. 30 апреля Нессельроде известил Меншикова: "До сведения министерства дошло, что бывший на захваченной крейсерами нашими шхуне Wixen купец Белль отправляется в сопровождении двух лиц из Константинополя в Требизонт, чтобы оттуда пробраться морем или сухим путём к горским народам, и что снабжён от английского посла в Константинополе паспортом в Чёрное море. Таковое покушение сего лица на проезд к горским народам должно неоспоримо скрывать неблагонамеренные замыслы, а потому государю императору угодно, чтобы приняты были строгие меры к наблюдению за его действиями и к воспрепятствованию ему в исполнении враждебных его предположений"34.

Перехватить Белла на этот раз не удалось. В мае он тайно высадился у черкесов и снова начал пропагандировать войну с русскими, обещая поставки свинца и пороха35. Британец даже подарил абадзехам знамя, якобы переданное горцам его монархом, а прибывший с ним Лонгворт представлялся посланником короля и парламента. "Прошлогодние английские агенты, — докладывал 25 мая генералу барону Г.В. фон Розену генерал-лейтенант А.А. Вельяминов, — вручили собранию горцев бумагу от имени своего правительства, с которою советуют им явиться к начальствующему на Кавказе и объявить, что они совершенно смиряются; чтобы он со своей стороны прекратил военные действия, что Россия не имеет на них никакого права, как на народ, независимость коего всеми признана"36. России недвусмысленно угрожали применением силы и на случай столкновения явно готовили союзников на Черноморском побережье Кавказа.

НА ПОПЯТНУЮ

Зимой 1837 года казалось, что угроза войны высока, в то время как основные русские приморские крепости, включая Севастополь и Кронштадт, были далеко ещё не готовы к отражению противника. Но эта военная тревога завершилась уже к апрелю. Лондон не смог найти себе подходящего союзника для конфликта с Россией. В марте Николай I посетил артиллерийские учения в Кронштадте и остался доволен увиденным. Дальнейшего развития кризиса он уже явно не ожидал. "Про дело "Виксена" ни слуху, ни духу и, кажется, поставим на своём без драки; но покуда у меня всё готово, — писал царь Паскевичу. — На днях был в Кронштадте, где из всех батарей производилась практическая стрельба; всего в огне было 304 орудия; и прелестнее картины и утешительнее по достигнутой цели видеть нельзя; точный ад, и я оглох; менее чем в 20 минут все щиты, в половину менее длины корабля, были совершенно сбиты"37.

Англия оказалась в изоляции. Франция не хотела рисковать участием в войне за свободу плавания у берегов Черкесии в союзе с Лондоном, тем более что в это время усиливались англо-французские противоречия в Северной Африке, Турции и Испании. Ещё менее этого желала Австрия. Князь Меттерних поначалу не придал особого значения инциденту, по его словам, вызванному "злой волей лорда Понсонби и ещё более ненавистнической волей господина Уркварта". Канцлер Дунайской монархии заявил, "что право на стороне России и что Англии менее, чем какой-либо другой стране, подобает не признавать права, являющиеся неизбежным следствием блокады, потому что она сама часто на эти права ссылалась"38. Правда, позже он занял менее однозначную позицию, рассчитывая сыграть роль посредника при переговорах между Россией и Англией. Но, получив отказ Николая I и убедившись в том, что война маловероятна, советовал русскому временному поверенному в делах России в Вене князю А.М. Горчакову занять жёсткую позицию по отношению к требованиям Лондона. "Когда Венский кабинет, — сообщал императору лицейский товарищ Пушкина, — советует проявлять решимость, значит, реальной опасности нет"39. Не хотел рисковать и Константинополь. Турецкие политики понимали, что при сложившихся обстоятельствах англо-русская война неизбежно будет вестись на их территории, а такая перспектива их не устраивала.

Положение Форин оффис было действительно затруднительным. "Англия, — заявил 2 мая 1837 года Пальмерстон Поццо ди Борго, — должна исполнить свою роль покровительницы независимости народов, и если овцы молчат, то пастух должен говорить"40. Более того, с удивительной для себя откровенностью министр иностранных дел Великобритании признался, что "таил в глубине своего сердца и развил план крестового похода против России, говоря, что император угрожает вселенной. Тем самым он сказал, что вселенная должна ополчиться на Его Величество"41. Этим планам в 1837-м не дано было сбыться. В результате в официальном ответе правительства и либеральной партии на запрос консерваторов в британском парламенте было отмечено, что Россия по Константинопольской конвенции 1783 года признала Черкесию частью Османской империи, что никогда и никем и не оспаривалось, а следовательно, передача этой территории под власть Петербурга по статье 4 Адрианопольского договора является вполне законной.

Пальмерстон заявил при этом о том, что британское правительство отрицает принадлежность Черкесии России де-факто, но не оспаривает власть Петербурга над Анапой, Поти и Суджук-Кале, где и состоялся арест британского судна. С другой стороны, в мае того же 1837-го Россия согласилась отпустить судно "Лорд Чарльз Спенсер", перехваченное Черноморским флотом в открытом море, вне 3-мильной прибрежной полосы; по этому вопросу Лондон и Петербург обменялись лишь взглядами на то, что можно считать территориальными водами — 3 мили, 60 миль или расстояние наибольшей дальности выстрела берегового орудия.

Наконец Уркварт был отозван из Турции. Связи при дворе не помогли организатору провокации, тем более что главный его заступник — король Вильгельм IV — вскоре умер. В Англии организатор дела "Виксена" начал борьбу с Пальмерстоном. Его решение вызвало взрыв негодования среди британских русофобов, и Уркварт попытался обвинить главу Форин оффис в том, что тот был подкуплен русскими. Особого успеха эта кампания не имела42.

И всё же действия англичан не были безрезультатными. После их визита к шапсугам решимость последних продолжать войну укрепилась. В итоге дела "Виксена" обе стороны конфликта сохранили свои позиции по вопросу о торговом плавании в этом районе Чёрного моря, но избежали разрыва. Тем не менее, инцидент с "Виксеном" впервые показал реальную возможность конфликта между Лондоном и Петербургом в Черноморском регионе.

Олег АЙРАПЕТОВ, кандидат исторических наук



НАША СПРАВКА

Уркварт Дэвид (1805–1877) — британский дипломат шотландского происхождения, учился в колледже Сент Джон (Оксфорд), в 1827 году с группой английских добровольцев прибыл в Грецию для помощи повстанцам, служил на фрегате "Хелас", был тяжело ранен, в ходе войны полностью изменил свои взгляды и начал симпатизировать туркам. В 1831 году назначен сотрудником в посольство Великобритании в Турции, в 1833-м отозван, а в 1835-м возвращён в посольство, но уже в качестве секретаря. Один из виднейших русофобов Британии, пользовался покровительством короля Вильгельма IV (1830–1837), выступал за активную помощь горцам Кавказа в борьбе против России. В1837 году вновь отозван из Константинополя. В 1847 году избран в палату общин, где в начале 1850-х выступал против внешней политики Пальмерстона, в частности пр
 
А

Андрей

Старейшина
9 марта бывший премьер Японии Юкио Хатояма прибыл в Россию, а 10-12 марта, по сообщению осведомлённых лиц, намерен посетить Крым, который в статье японской газеты называется «в одностороннем порядке отсоединённым от Украины». Японские власти присоединение полуострова к России не признают и неоднократно призывали господина Хатояму отменить визит, но тот всё-таки намерен ехать, сообщает издание Asahi Shimbun в материале, изложение которого публикует ИноТВ.
В преддверии поездки в Крым господин Хатояма дал интервью российскому государственному телевидению. Он заявил: «О том, что сами жители Крыма захотели вернуться в Россию, в Японии почти не знают». «Под чрезвычайно сильным давлением США Япония не могла не ввести санкции в отношении России», — подчеркнул политик.

Оригинал новости RT на русском:
http://russian.rt.com/article/78742